Кэллиг
Я ненавижу серость дней и разбиваю зеркала. (с)
Ночь уже давно вступила в свои права, а я всё сижу и придумываю новые и новые дела. И тому есть банальная причина: я не хочу видеть сны. Вернее, я не хочу видеть один конкретный сон. Та серия снов про Редена закончилась. Если тебе интересно, там был полнейший хэппи-энд: Эльдир погиб, причём даже не от моей руки; его сын стал наследником, а я уехал с Реденом к его эльфам. Нет, ты можешь представить себе: я - и эльфы? "В общем, жизнь ничего, только эльфы вокруг", писал бы я тебе тогда. Впрочем, скорее всего, мы бы тогда не познакомились: ты бы не захотел стать учеником чародея, а светлый я тебя тогдашнего убил бы сразу, для профилактики.
А теперь мне снятся другие сны. И если те были интересными, хоть и немного болезненными, то эти... Тьма Неделимая, Тейлор, от этих снов я просыпаюсь в холодном поту, хотя это вовсе не кошмары. Мне по-прежнему не снятся кошмары. В этих снах всё вполне пристойно, на самом деле. На этот раз мне снится не альтернативное прошлое, а, я так понимаю, одна из вероятностей будущего. И в этом будущем я становлюсь Повелителем Роггерика и Императором Арнариана. Тебе сейчас, должно быть, смешно. Тогда я скажу тебе кое-что, что заставит тебя смеяться ещё сильнее: никогда, даже в те времена, когда я всем сердцем ненавидел Эльдира и отчаянно желал уничтожить его империю и его самого, я не мечтал об арнарианском троне. Я хотел разрушить всё это под корень, понимаешь? Чтобы даже памяти не осталось, чтобы даже слово "арнар" вычеркнуть из общепринятого лексикона. Я мечтал построить свою собственную империю (с блекджеком и шлюхами, именно), а не править отцовской. Меня привлекала вовсе не власть, а возможность устроить всё так, как я считаю единственно правильным. И ведь, знаешь, Аршантара была могущественным и очень крепким государством. Война с Беррией была не просто военным конфликтом, это было столкновение двух идеологий. Я слепил империю из первого, что подвернулось мне под руку. Нашёл кучку дикарей, обратил из в веру в себя любимого, превратил в армию, захватил земли соседних племён, построил замок... Сейчас мне с трудом в это верится, но то, что я тогда создал, было абсолютно жизнеспособно. Другой вопрос, что мои наследники просрали всё, что только можно было. Ну да это всегда было моей больной темой. У меня было много детей, из них всего одна дочь, но зато все сыновья были обделены либо умом, либо твёрдым духом, либо элементарно желанием чего-то в жизни достичь (и я имею в виду не только власть и богатство, но также и более простые и доступные вещи). Возможно, именно поэтому я иногда забываю о том, что Олег на самом деле не является моим сыном. Ведь он, в общем-то, идеал того, каким, на мой взгляд, должен быть настоящий наследник могущественной империи. Я всегда верил, что он справиться. Даже когда Кира на полном серьёзе считала, что Хельг никогда не станет Императором, потому что не предрасположен к власти и вообще этого не хочет, я всё равно был уверен, что рано или поздно (лучше, конечно, поздно) он станет правителем Роггерика, и весьма успешным при том.
И вот теперь - эти сны. В которых Хельг вынужденно слагает с себя корону, а я так же вынужденно её принимаю. И Императором Арнариана становится тот, кто большую часть жизни пытался его уничтожить (и даже весьма успешно пытался, надо признать). Я - Белый Страж, я принял присягу и принёс клятву верности Роггерику и Арнариану; я официально и прилюдно отказался от каких-либо прав на престол, нарушив завещание Киры и передав право наследования своему пасынку; в моём шкафу висит золотой плащ, который некогда укрывал мои плечи и носить который я по-прежнему имею право; я Хранитель Равновесия и бывший Владыка Тьмы, в конце концов. И, если уж на то пошло, крови Йохана больше в Ярге, его законном сыне, чем во мне, всего лишь внуке. Мой долг - охранять границы Империи и действующего Императора, но я не имею права обнажать меч первым. Я - слуга Роггерика, но почему же тогда мне приходится каждое утро напоминать себе об этом и мысленно перечислять все причины того, почему я в принципе не могу принять правление?! Почему, дхаш-та, мне снятся эти странные сны, в которых я - по-прежнему в белом - опускаюсь на колени перед Илтаром, позволяя ему надеть корону на мою совершенно седую голову, затем поднимаюсь по ступеням и опускаюсь на трон, о котором никогда - да будет Творец мне свидетелем, никогда! - не мечтал? Всё это странно, настолько странно, что... слишком похоже на правду. И именно поэтому я считаю всё это не просто снами, а видениями одного из возможных раскладов будущего. Потому что, будь это сон, мои волосы были бы черны, как когда-то, а одежды во время коронации были бы алыми с золотом, как полагается правителю Роггерика, или, на худой конец, чёрными с зелёным, моих родовых цветов. Но нет, в этих снах я занимаю трон не как принц Деган да Ворр. Там, в этой чёртовой вероятности, я становлюсь Императором как Хранитель Равновесия и Белый Страж, принося, таким образом, клятву отныне и навек хранить Роггерик.
А я - не хочу. То есть, нет, не так. Я же добровольно надел белое, значит, я действительно хочу служить Роггерику (ха-ха-ха, кто бы мог предположить такое пару десятков лет назад?). Просто я не хочу служить ему в качестве Императора.
Тейлор, вот что бы ты сделал, если бы тебе предложили стать Императором? Поржал бы, а потом аккуратненько смотался бы, знаю. А вот я смотаться не могу. Меня держат принесённая клятва и чувство долга. Перед смертью Кира в своём завещании назвала меня своим наследником. Я пренебрёг её выбором. Потому что тогда мне было наплевать. А теперь - не плевать. И, знаешь... самое страшное, что я почти верю этим снам. И твёрдо знаю, что, если придётся, я приму свою судьбу спокойно и без колебаний. Потому что я действительно готов сделать для Роггерика всё, что от меня потребуется, и всё, что он от меня попросит.

@темы: Аридан, Истинная цена крови, Роггерик