18:04 

Драбблы; по мотивам кабинетки

Leyra
Do you live, do you die, do you bleed for the fantasy? ©
для Ирэн - Лиара/Радмила; фэмслеш, PG-13, романс. 309 слов
Когда на столицу Рафиата спускается ночь, и тени, днём прячущиеся по углам, разбредаются по всем комнатам и заполняют коридоры и галереи дворца, презрительно игнорируя желтоватый ореол стилизованных под давно минувшее столетие светильников, царица Раффии запирается в своих покоях, суеверно гасит лампы, чтобы не приманить демонов пустыни, и садится у распахнутого окна, выходящего в благоухающий сад. Нагревшиеся за долгий день стены неохотно делятся теплом, и холодный ночной ветер лишь бодрит. Царица смотрит в окно, вдыхает аромат цветов и песка, к которому не примешиваются ни запах морской соли, ни нотки хвои, и пытается представить другие земли и другие миры, в которых никогда не бывала, но которые не раз видела во сне. Она закрывает глаза, и перед её внутренних взором предстают горные вершины, увенчанные снеговыми шапками, зелёный сумрак лесной чащи, прозрачные глубины океана... Царице Раффии девятнадцать лет, и она пленница в стенах собственного дворца, и всё, что она увидела за свою жизнь - это небо, пески, розы в саду за её окном и сны.

За её спиной тихо открывается дверь. Лёгкие шаги тонут в густом ворсе роскошного ковра, но царица чувствует чужое присутствие. Её губы трогает улыбка, она открывает глаза и оборачивается к вошедшей.
Царица прижимается лбом к чужому плечу, и ласковые тёплые руки касаются её головы, зарываются в мягкие волосы, перебирают длинные шелковистые пряди. Она поднимает лицо, чтобы встретиться взглядом с единственным человеком, в чьём присутствии ощущает себя истинной владычицей Раффийского царства, и кончиками пальцев проводит по её щеке.
Сухие губы воительницы горячи как дыхание пустыни, но их прикосновение не обжигает, а согревает, как глоток вина.
- Расскажи мне о странах, которые видела, Радмила, - просит царица.
- Опять? - притворно удивляется телохранительница, но Лиара так по-детски поджимает губы, что Радмила не выдерживает и тихо смеётся. - О чём ты хочешь услышать на этот раз, моя прекрасная госпожа?
- О море, - отвечает та, и прозрачная синева плещется в её глазах.

для Остролиста - Лиара и её телохранители; POV Лиары, джен, драма, намёки на фэмслеш. 338 слов
Горло перехватывает, трудно дышать - от страха или от гнева? Не разобрать.
Я бью кулаком по стене, вкладывая в удар переполняющее меня бессильное отчаяние, до крови обдирая костяшки пальцев, морщась от боли и радуясь ей.
Слуги в ужасе бегают вокруг, не зная, вмешаться ли, позвать ли на помощь или спрятаться. У них нет приказа для такого случая, а спрашивать - едва ли не страшнее, чем оставаться в одной комнате с обезумевшей царицей.
Дверь распахивается, и внутрь входит мрачный Линдар. Он один из немногих, кто имеет право свободного доступа в мои покои, и слуги облегчённо уступают ему дорогу: пусть он и принимает на себя удар. Дерешей не любят ни аристократы других домов, ни слуги, но для благороднейших из благородных это не имеет значение. Они живут ради царицы и чести своего дома, жертвуя жизнями - что им косые взгляды предателей и простолюдинов, не отмеченных взглядом Богини?
Я подаюсь навстречу Лину, пытаясь по его глазам прочитать самое главное.
- Наёмники дома Марга, - сквозь зубы роняет он ненавистное имя. Впрочем, не меньше ненависти было бы в его голосе, произнеси он название любого другого дома. - Я знаю точно. Дети змеи и шакала. И ведь опять ничего не докажешь, - голос моего телохранителя сочится отвращением и глухой затаённой болью.
Я киваю, хоть и не этого жду от Линдара, и он, прочитав в моём взгляде невысказанный вопрос, наконец говорит главное:
- Она выживет, моя царица.
Напряжение, не отпускавшее все те бесконечные часы после нападения, что я провела взаперти, ничего не зная о судьбе Радмилы, спадает, и я вдруг понимаю, насколько сильно устала. Колени подгибаются, и Линдар лишь в последний момент успевает меня подхватить.
- Она жива, - слышу я хриплый шёпот у самого уха, - Богиня Всеблагая, она жива - слышите? Жива...
Я прижимаюсь к его груди, и в этот миг мы ближе друг другу, чем когда-либо, объединённые тревогой за ту, что дорога нам обоим.
И моё сердце согревает мысль о том, что виновные в сегодняшнем покушении не проживут долго. Доказать ничего нельзя, но зачем доказательства воину дома Дереш? Их справедливость выше закона.

для Тами - Летидар/Аридан; G, намёки на слэш. 256 слов
Белое и чёрное - это не два контрастных цвета. Это все цвета, собранные воедино, - и полное их отсутствие. Чёрное и белое - вовсе не две противоположности, как принято считать, а лишь две грани, две половинки целого, и сходств между ними больше, чем различий.

Роглар, с его строгой архитектурой, чёрным камнем мостовых, контрастирующим со светло-серым мрамором возносящихся в голубое небо стен, с его элегантной эклектикой и насмешливым консерватизмом покорил сердце Летидара очень быстро - стоило лишь раффийцу привыкнуть к нравам и быту Роггерика. В отличие от Дана он не пытался обмануть самого себя. Пусть бессмертный, пренебрежительно усмехаясь, утверждает, что видел миры и покрасивее, и прячет на дне глаз жадную тоску по лишённому солнца и звёзд небу Роггерика всякий, раз, когда покидает его. Летидар улыбается и качает головой. Наверное, это своего рода защитный механизм - не привязываться к тому, что может истлеть задолго до твоей смерти. Не привязываться к мирам, не привязываться к королевствам и, уж тем более, не привязываться к людям. А уж если привязался - до последнего отказываться это признать, прикрывая любовь столь похожими на неё чувствами: страстью, жаждой обладания, дружеской или отеческой заботой. Однако Дар, хоть и молод, но не слеп. Он знает, что такое настоящая любовь, хоть и узнал её лишь недавно. И послушно играет с Даном в эту игру: обижается на невнимание, ревнует к Тейлору и страдает по Раффии. Он надевает чёрное, чтобы Даниэль Таворра мог носить белое. Потому что они всего лишь две части части одного целого. Сколько ещё частей у этого целого, Летидар не знает. Но разве это имеет значение?

для Тай - Аридан/Тейлор; PG-13, слэш. 365 слов
- А ведь он думает, что ты его любишь, - задумчиво говорит Тсарн, лениво потягиваясь на кровати. Из всей одежды на нём только джинсы, и то лишь потому, что, по его же утверждению, он охренительно в них смотрится.
Дан усмехается, но молчит.
- Они все всегда считают, что ты их любишь. Кира, Летидар, Шэйесет... Как будто ты действительно умеешь любить.
- Ты можешь назвать ещё несколько имён: у меня была ещё одна жена и куча любовниц и любовников, - отвечает наконец Аридан, и в его голосе слышится скука. Бывшему Владыке Тьмы не интересен этот разговор - он раскуривает кальян.
- Х-ха, может, тебе стоило завести гарем, м? Сколько жён и наложниц было у персидского царя Кира, не в курсе?
- Прости, запамятовал, - усмехается Дан, - это было так давно.
- И всё же, - Тейлор переворачивается на живот, подпирает кулаком подбородок, и становится ясно, что он не собирается сдаваться. - Почему они все верят в твою любовь? Ты никогда не даёшь ни малейшего повода, твоё скучающее равнодушие не скрыть даже клубами дыма, за которыми ты сейчас попытаешься от меня спрятаться. Ты жестокий и бессердечный некромант и бла-бла-бла, но, в отличие от меня, в тебе даже ничего романтического нет. А все твои, кхм, возлюбленные, при всех своих недостатках, на один лишь трагизм твоей личности не купились бы. В чём секрет? Ты овладел рецептом приворотного зелья и не сказал мне? Ты не хочешь, чтобы я соблазнил всех девушек вселенной и стал, наконец, счастливым?
- Это нарушило бы Закон Равновесия, Тейлор, - улыбается Аридан, и в этой улыбке уже намного больше человеческого, живого и тёплого. - А может быть, всё проще? - Он отодвигает кальян в сторону, встаёт с кресла и подходит к Тсарну. - Что, если они правы, а, друг мой? Что, если я умею любить.
- Это было бы... забавно, - пожимает одним плечом де Мейнир. - Но если бы так, ты бы любил меня?
- Я бы любил всех.
Аридан наклоняется над Тейлором, опираясь обеими руками о кровать, и целует рыжего, задирающего голову так, что, кажется, вот-вот затрещат позвонки. Кожа на горле светлая, светлее, чем на гладко выбритой загорелой груди, и когда Дан касается её губами, он чувствует лёгкую вибрацию от тихого смеха Тейлора.

для Лэйн - Чарна/Богиня; PG, намёки на фэмслеш, десфик. 608 слов
Девочка стоит у самого края подземного озера. Всей одежды на ней – лишь ожерелье из серебра и прозрачных камней, и грубый камень неприятно колет босые ступни. Вода в озере ледяная, но девочка этого не знает, так как в своей жизни не встречала до сих пор ни пронизывающий холод, ни лёд, да и воду в таких количествах видела лишь однажды. Но она терпеливо стоит, не шелохнувшись, и ждёт. Девочке тринадцать лет, и сегодня должна решиться её судьба.
Высокая женщина с кожей белой, как молоко, и глазами прозрачнее и холоднее озёрной воды, неслышно ступая, выходит из мрака за спиной девочки. Во взгляде её недоброе любопытство, и тонкие губы кривит надменная улыбка. Изящные пальцы легко касаются плеча девочки, пробегают по спине до позвоночника и спускаются вниз, до ягодиц. Девочка вздрагивает от неожиданности, но сдерживает первый порыв – отшатнутся? обернуться? Это не важно, важно – что она по-прежнему стоит неподвижно, лишь участившееся дыхание вырывается изо рта облачком пара.
Женщина обходит её кругом, обводя ладонью линию едва начавших округляться бёдер, касается живота, скользит выше и, до боли вцепившись сильными пальцами в подбородок девочки, вздёргивает его вверх. Девочка бесстрашно встречается взглядом с бездонными льдистыми глазами, и хотя она дрожит, женщина чувствует: от холода, не от страха.
- Ты мне нравишься, - с насмешкой шепчет она, приблизив лицо к самому уху девочки. – Ты хочешь быть моей?
- Да, - не раздумывая, отвечает та.
- Тогда я возьму тебя. Но запомни, - женщина с силой отталкивает хрупкую фигурку, так что та едва удерживает равновесие. – Запомни: твой путь – иной.
…Чарна Каллеи открывает глаза. Это был лишь сон, но кто сказал, что в снах нет смысла, тем более в тех, что посланы самой Богиней? Чарне всего тринадцать, но она знает: служить истинной властительнице Раффии можно по-разному, и не обязательно становиться для этого жрицей. Богиня любит преданность и покорность, но ум и волю ценит во сто крат выше.

Девочка стоит у самого края подземного озера. Всей одежды на ней – лишь медальон на серебряной цепочке, чёрная звезда, чьи грани, кажется, поглощают самую суть света. Вода в озере ледяная, но не её холодное дыхание заставляет девочку дрожать: что холод в сравнение с утратой вечной жизни?
Высокая женщина с кожей белой, как молоко, и глазами прозрачнее и холоднее озёрной воды, неслышно ступая, выходит из мрака за спиной девочки. Во взгляде её безмятежность, но тонкие губы кривит горькая улыбка. Сильные пальцы до боли впиваются в плечо девочки, рывком разворачивая её спиной к озеру. Она пытается вырваться, но в тонкой изящной руке больше силы, чем кажется на первый взгляд.
- Здравствуй, моя прекрасная Богиня, - высокий холодный голос разрывает эхо, и кажется, будто эти слова падают тяжёлыми каплями с нависающего каменного потолка. – Я так долго ждала этой встречи, отчего же ты не улыбнёшься мне?
Лицо девочки искажает гримаса ненависти, она пытается теперь кинуться на эту холодную равнодушную тварь, которая смеет так с ней говорить, - но и теперь бесстрастные пальцы удерживают её, лишь ещё сильнее сжимая хватку, почти до хруста в тонких костях.
- Еретичка! Предательница! Получила, что хотела, да?!
Чарна Каллеи лишь улыбается в ответ, и в её улыбке потерявшая силу Богиня видит и материнскую любовь, и согревающую сердце печаль, и отстранённую всепонимающую мудрость. Совсем не того она ожидала, совсем не к тому была готова, и страх сковываёт её, лишая последних сил. Затаив дыхание, округлившимися глазами смотрит она на ту, которую когда-то избрала своим орудием.
- Ты ещё такая маленькая, - мягко говорит Чарна. – Ты ещё так много не знаешь и не понимаешь. И не поймёшь. Никогда.
Сильные пальцы разжимаются, и лёгким движением основанием ладони Чарна Каллеи сталкивает свою бывшую госпожу в озеро. Ледяная вода без плеска сходится над головой Богини, и в её глазах навечно застывает изумление.
В этот момент она кажется Чарне по-настоящему прекрасной.

@темы: Раффия, Роггерик

   

Хроники Арнарской Империи

главная